ФОРУМ ЗАКРЫТ ДЛЯ РЕГИСТРАЦИИ И ЗАПИСИ 19.04.2015 г.
Вопросы, предложения, пожелания отправляйте на адрес: webmaster@insiderrevelations.ru
Страницы: 1

Тьма над Тибетом

фрагменты
Материал этот взят с сайта "кассиопеян", это перевод некоторых частей книги Теодора Иллиона "Тьма над Тибетом".
Принято считать в new age культуре что такие места как Тибет - это места духовной силы, конечно, "светлой". По крайней мере, "не темной". И во всяком случае, хранящей "сакральные знания". В этой книге, видимо, представлен альтернативный взгляд не просто исследователя с пером в руках, а с посохом. Это просто удивительно, найти такое мнение о Тибете, когда есть Блаватская, Рерихи и пр...

Итак, я выкладываю все из поста понемногу - там где есть сам перевод, и комментарии, так как в самой ссылке содержится еще другая информация. Надеюсь как нибудь раздобыть книгу на русском, или почитать на английском и сделать перевод - если будет время.

Предисловие

Когда я заканчивала статьи о Шваллере де Любиче, я получила посылку «сюрприз» по почте. Читатель прислал мне небольшую книгу под названием Темнота Над Тибетом некоего Теодора Иллиона. Она впервые была издана на английском в 1937 и повествует о предполагаемой поездке Иллиона в Тибет между 1934 и 1936. В названии были слова с интригующим ключевым значением, тем более в один момент в прошлые пять лет, я много изучала по теме Иллиона и Трои, включая изучение связанных понятий.
Я заинтересовалась происхождением этой книги и пыталась обнаружить, было ли это что-то вроде еще одного «Лобсанга Рампы». Я не могла найти никаких биографических деталей о T. Иллионе, если бы не факт, что он использовал другие псевдонимы для других работ, и что да, оригинальная книга была издана на немецком как Ratfelhaftes Tibet, в Гамбурге, в 1936. Мне удалось получить первое издание от продавца книг в Амстердаме, чтобы установить происхождение книги, но казалось странным, что я могла найти только то издание, что есть в списке у многих букинистов, с кем я вошла в контакт. Издание Инглиш Райдер было выпущено годом позже. Установить, что книга была издана в эту раннюю дату - одно, обнаружить информацию об авторе - совсем другое. Такой информации, кажется, просто не было.
Я читала несколько очень неблагоприятных обзоров книги на Амазоне, в большинстве своем скептических, насчет историй в самой книге. Однако, будучи знакома с определенно проверенными путешествиями и письмами Александры Давид-Нил, я могла видеть, что эта критика шла от людей, кто были не очень знакомы с такой работой. Все же, я была должна согласиться, что история, казалось, была «несколько искусственной», даже если некоторые ее элементы поразили меня как фактические в том, что если бы они были выдуманы, их бы составляли другие и более подходящие решения.
Я затем проверила хронологию событий в терминах путешествия Дэвид-Нил, и поняла, что книга Иллиона была написана точно в то время, когда Александра устраивалась во Франции, много писала и читала лекции. Фактически, эта книга вышла сразу после того, как она вернулась из своих длинных походов по Тибету и успокоилась на некоторое время. Это поразило меня как интересный момент. Я думала, что возможно этот T. Иллион был ее учеником, или даже литературным псевдонимом ее самой, или ее компаньона по путешествию, Ламы Ионгдена. Однако, тот факт, что книга была написана по-немецки, приводит доводы против того, что это сама Дэвид-Нил, или ее компаньон. Так, если есть любая связь, это вероятно был бы ученик или коллега. В любом случае, есть несколько причин для подозрения некоторого вида связи между Иллионом и Дэвид-Нил.
Один из других псевдонимов T. Иллиона - «Теодор Буранг». Название «Burang», кажется, название Тибетского «графства». Имя «Теодор» означает «возлюбленный Бога»; «Иллион» связано с древним городом «Илион». В 1863, Чарльз Макларен написал:
Илион в течение долгого времени был для языческого мира тем, чем теперь является Иерусалим для Христиан, «священным» городом, который привлекает паломников славой своих войн и своего горя, и тенью древней святости, покоящейся на нем. Без преувеличения, мы можем сказать, что голос, говорящий с этого холма, три тысячи лет назад послал свои высказывания через весь древний мир, поскольку его эхо все еще отражается в современности. [Равнина описанной Трои]
В Илиаде Гомера, Ахейцы боролись против Троянцев, и мы уже обсудили некоторые умозрительные возможности насчет фактора Петли Времени, конфликта Атлантов против «Афинян», являющегося прообразом «Троянской Войны», к которому были ассимилированы позднейшие войны в процессе мифологизации, что обсуждалось в нашей книге Секретная История Мира, и как это может касаться борьбы наших дней между силами Тьмы и Света.
Как будто указывая в этом направлении, в третьей книге госпожи Дэвид-Нил, написанной в соавторстве с ее тибетским ламой/монахом/компаньоном, Ламой Йонгденом, она делает ссылку на еще одну свою книгу:
«La Vie surhumaine de Guesar de Ling (the Tibetan Iliad)». Слова в круглых скобках ее». [Секретное Устное учение в Tибетских Буддистских Сектах. Цитата была из Примечания 7 внизу страницы 114, Сити-Лайтс, Сан-Франциско, 1967.]
Другое интересное отношение между двумя книгами - Дэвид-Нил и Иллиона - факт, что они оба упоминают Падмасамбхаву как прародителя «выродившейся секты Тантрического Буддизма». Дэвид-Нил также пишет о многих Тибетских оккультистах, вульгарных магах, кто просто стремится приобрести магические способности – и это основная тема Темноты Над Тибетом.
Вступление к нынешнему изданию Темноты над Тибетом сообщает нам, что оно имеет форму «классических записей путешественника 1930-ых. Считается, что записи Иллиона из Тибета были инструментом в убеждении Нацистского правительства Германии посылать ежегодные экспедиции в Тибет».
T. Иллион написал в предисловии к Темноте над Тибетом:
В моей книге В Тайном Тибете я дал схему моего недавнего путешествия в Тибет [...] После наблюдения различных чудес [...], я достиг заключительной стадии путешествия в наиболее недоступной части страны, где живут подлинные Тибетские отшельники, кто могут читать чужие мысли и обладают странной властью поддерживать себя молодыми
почти неограниченно.
Дэвид-Нил также пишет о таких, также как тех, кто достигает этого состояния «Темным методом», сообщая, что этот метод, кажется, включает поедание человеческой плоти. Она сообщает нам:
Существуют, так [некоторые отшельники, принадлежащие секте Дзогчен] сказали, некоторые люди, кто достигли такого высокой степени духовного совершенствования, что первоначальное материальное вещество их тел преобразовалось в более тонкое, которое обладает специальными качествами. [...] кусочек их преобразованной плоти, будучи съеден, производит особый вид экстаза и дарит знание и сверхъестественные возможности человеку, участвующему в этом.
Дэвид-Нил описывает для нас ритуалы этих «священных банкетов» в некоторых деталях и одно из чувств, что человек начинает испытывать ко всей Тибетской «духовности» - отвращение.
Однако, она подтверждает, что есть светлые мистики и отшельники, хотя кажется, что огромное большинство Тибетского мистицизма - чисто и просто черная магия и колдовство.
Вернусь к Иллиону, он пишет о необычных, немногих и редких Мудрых людях:
Мои разговоры с этими мудрыми людьми, которые записаны в моей ранней книге, отражают некоторую степень понимания жизненных проблем Жизни и Смерти, духовных преступлений, Спасения и Вечности, и многие из моих читателей зададутся вопросом, как автор достиг степени понимания, которое сделало эти духовные контакты возможными.
Позвольте мне сказать, тогда, в этой связи, что реальное понимание в духовных вопросах является результатом большой ожесточенной борьбы, страдания, духовной агонии и страсти души. Сама жизнь не имела бы никакого значения, если не было никакой борьбы на всех планах, если все было гладко и монотонно. Все борется в природе. Каждое растение борется, чтобы получить большее количество солнечного света. Каждое животное борется за пищу; сами ангелы борются. Постоянная борьба на всех планах, на которые он имеет доступ - неотъемлемое право существа. Горе тому, кто хочет поместить себя на один уровень с Создателем и избежать борьбы! […]
В моих путешествиях я встретил некоторых из самых высших духовных объектов, воплощенных в плоти, и не только тех, кто работает для Создателя, но также и тех, кто работает против него.
Даже у огней ада своя миссия. Они разрушают человека, если тот слаб, но если он силен, они очищают, выжигая мусор. […]
Духовность фактически - очень бурный океан. Потоки жизни перемешаны, и Добро и Зло, Свет и Тень - на волосок отстоят друг от друга. [Иллион, Темнота Над Тибетом, 1937, Райдер и Ко, Лондон, Переиздано Адвенчурес Анлимитед Пресс, 1991]
Я так была поражена точкой зрения T. Иллиона, которая близко совпала с многими вещами, сказанными Кассиопеянами, я решила спросить Кассиопеян об этой книге, было ли это описание реального опыта путешествия в 3-ьей плотности, или нет. Их ответ был очень интересен:
05-04-02
A: Это - маскировка для передачи истин духовного характера, также как описания реалий 4-ой плотности.
В то же самое время, когда я рассматривала проблему этой книги, несколько участников Квантовой Школы Будущего обменивались мнениями:
После обдумывания материала «Приключений» о правдоподобной лжи, и получив электронное письмо, содержание которого оказалось «городской легендой», я был поражен кое-чем... Лора упомянула, что, когда мы «верим» лжи, в конце концов мы «кормим» автора лжи. Кажется, есть настоящее изобилие этих городских легенд, розыгрышей, и т.д. в Интернете, и это заставляет меня задаться вопросом, возможно причина их создания в том, что, каждый раз, когда кто-то читает и верит этой «правдоподобной лжи», это кормит человека, кто создал ее...
Есть много фильмов, которые пытаются «цеплять» эмоции человека, и если человек поддается эмоциональной манипуляции - фактически «вере» в ложь - я заметил, что люди впоследствии склонны чувствовать себя иссушенными... Это что-то подобное? Когда кто-то участвует во «лжи», он фактически «верит» этому, и таким образом «кормит» создателя лжи (который может быть и не 3D)? Это кажется верным?
Другой участник отвечал:
Действительно хороший момент, что вера в ложь питает ее создателя. Если это истинно, то вот - другая мысль с пугающими значениями: одна из самых больших неправд - линейное время, и мы знаем, кто создал его для нас...


ИТАК

Эта недавняя книга Иллиона обращается к теме некоторым способом, который действительно поразил меня. В последующем, Иллион имеет беседу с молодым разбойником, временным спутником по путешествию:
Кажется, что в Тибете много монастырей, и интерес к религии там очень интенсивен. Иллион указывает, что есть фестивали, празднуемые в течение года в различных монастырях, привлекающие много паломников. Он упоминает что:
[В] тех случаях безраздельно властвует веселая и бодрая атмосфера, странным контрастом учению Буддистов, утверждающему, что вся жизнь является неотъемлемо плохой, и что избежать колеса возрождения и всех форм материального существования является высшей целью Буддистов.
Иллион узнает, что недалеко оттуда, где он изучает различные упражнения медитации, есть монастырь, куда собирался нанести визит известный оракул и показать свои умения на публике. Иллион очень заинтересован увидеть это и путешествует к этому близлежащему монастырю, куда спешат паломники на большое событие. Дополнительно, ламы монастыря собирались представить религиозную пьесу.
Описание демонов «оседлавших оракула» довольно интересно, но что даже более любопытно - то, что после его «эпизода», ему вручают большой меч, приблизительно 25 фунтов прочной стали, который он хватает голыми руками и «сворачивает», как если бы меч был сделан из мягкого воска. Тень Ури Геллера! (Имейте в виду, что эта запись была сделана в 1936.)
Толпа в монастыре вошла в своего рода неистовство после просмотра этого удивительного случая сворачивания металла. Иллион комментирует:
Толпа легко объединяется в одну «групповую душу», и тогда индивидуум ведет себя не так, как он вел бы себя индивидуально. Толпа в действительности - не общее количество суммы всех присутствующих личностей. Она, кажется, внезапно формирует новое существо, приводимое в действие своего рода «групповой душой». Это - человек, временно впадающий обратно в «групповое сознание», из которого цивилизованный человек должен как раз выйти. Я думаю только величайшие из великих полностью и окончательно индивидуализированы и потеряли способность временно погружаться обратно в групповое сознание.
Нам конечно просто интересно, что происходит, когда Ури демонстрирует свои способности, и когда люди по всему миру также способны cгибать металл во время таких упражнений.
«Полицейские ламы» выходят успокоить зрителей, и пока ламы организовывают толпу, Иллион встречает молодую девушку, с которой он беседует. Иллион пользуется успехом у нее, как хорошо осведомленный в духовных предметах человек, и она неосторожно пропускает намек о ее собственном Учителе и существовании «Скрытого Города». Иллион очень заинтригован. В этот момент, беседа переходит к отсутствию страха у Иллиона, доказанного фактом, что он путешествует один и спит в открытой местности, не волнуясь о бандитах или диких животных. Разговор, который последовал - еще один поразительный отрывок:
«На Вас никогда не нападали животные»?
«Редко» - ответил я. «Животные, которые находятся на восходящей ветви жизни, очень любезны ко мне. Я думаю, даже лев не напал бы на меня, хотя я никогда не встречал его. Тем не менее, Я имел очень симпатичные опыты, с медведями и некоторыми другими так называемыми дикими животными».
«Я слышала историю о медведе» - сказала Долма. «Я расскажу ее Вам. Возможно Вы сможете сообщить мне, может ли такое быть... Человек, кто часто браконьерничал, получил смертельную палку белого человека в районе Лхасы, и когда он вернулся в свою местность, он пошел охотиться на медведя. Он убил несколько медведей, но однажды, как раз в то время, когда он шел по следу, сильный медведь внезапно появился прямо у него за спиной ... [...] Охотник так испугался, когда увидел большого медведя прямо у себя за спиной, что он уронил свое оружие и ошеломленно смотрел на животное, которое могло сокрушить его за пару секунд. [...] медведь посмотрел на хилое существо, что стояло, дрожа перед ним, на его оружие, валяющееся в ногах, и спокойно ушел».
«Я могу поверить в это» - сказал я - «медведи имеют душу, хотя они только время от времени индивидуализированы. Между прочим, легко сказать, имел ли упомянутый охотник душу или нет».
«Как?»
«Если охотник имел бы душу, для него невозможно было бы браться за оружие, чтобы стрелять в медведя. Если бы он был без души, он сделал бы это сразу».
«Есть ли животные также без души?»
«О да. Животные на нисходящей ветви жизни не имеют душ. [...] Вороны, крысы, мыши - паразиты, например».
«Они ведут себя подобно человеку без души»?
«Да».
«Эти сущности населяли людей прежде»?
«Возможно, много тысяч лет назад. Когда они потеряли их души, они начали двигаться вниз».
«Это очень странно. Когда я посещала Индию, я слышала так много о прогрессивном развитии - что жизнь всегда проходит вверх, что души из минералов становятся душами растений, затем животных, и после этого в человеке, и человек должен стать ангелом, и что все это является только вопросом времени».
«Жизнь не имела бы никакого значения, если не было никакой альтернативы между светом и темнотой» - сказал я. «Есть два потока жизни. Один перемещается вверх, а другой вниз. Когда человек теряет душу, он увлекается в нисходящий поток».
«Как можно терять душу?»
«Грехами против души».
«Чувственной жизнью»?
«О нет, в большинстве случаев, это грех против тела. Вы можете страдать за это в этой жизни, или в некотором будущем воплощении».
«Тогда ужасным обращением с другими»?
«Нет, как правило, даже это не грех против души. Вы получите ваше наказание за ужасное обращение с другими в этом, или некотором будущем воплощении, хотя экстравагантная жестокость к беззащитным существам, крысиная неблагодарность, или врожденная склонность шпионить за другими уже показывает некоторую степень без-душности, которая может присутствовать из-за грехов, совершенных против души в прежних воплощениях».
«Хорошо, тогда, что является грехом против души»?
«Использование духовных вещей для эгоистичных целей. Унижение Бога до земли. Попытка поместить себя в уровень с Создателем».
«Тогда многие из нас здесь грешат подобным образом»!
«Да, но также и люди в других странах».
Иллион поднимает эту тему неоднократно, и это, конечно, определяет «суть» действительности «желаемого мышления» СлуженияСебе. Рассказывать ложь и жить в иллюзии - это, фактически, "использовать Бога в эгоистичных целях». Он говорит, что каждое такое действие этих пустышек далеко от свободы воли, души, и т.д. Это некоторым образом делает важным реально исследовать и выверять вещи. Наши недавние опыты с Мейнардом Мостом конечно предлагают, что есть люди, кто лгали так много и столь долго - возможно в течение многих сроков жизней - что они имеют очень немного, если таковая вообще имеется, оставшейся души.

>>>


>Дополнения>...При рассмотрении всех вышеупомянутых элементов, давайте вернемся к тому, что Иллион мог сообщить нам о Тибете и так называемых «подземных городах». После показанного изгибания металла, была представлена пьеса, которая привела, как это вышло, к тому, что он познакомился с человеком, кто представил его обитателю «подземного города». Описание Иллионом пьесы настолько интересно, что я думаю, что читателю понравится, если я включу его также:
Пьеса прославляла отрешение и непротивление злу. Снова и снова она подчеркивает перспективу получения счастья как награды за отрешение.
Герой пьесы (я использую слово в техническом смысле, для героя он был жалок в этом отношении) должен был отказаться от своей индивидуальности, чтобы получить счастье.
Почему люди стремятся к безличной концепцию жизни?
Это, потому что у нас есть такая любовь и согласие с проблемами других, что мы начинаем стыдиться нашего эгоизма, который вызывает такое страдание?
Или - это, потому что мы хотим счастье в обмен на не-эгоцентрическую концепцию жизни?
В пьесе, представляемой в монастыре, повод героя был последний, а не первый. Он хотел счастья как награды за отказ от своей индивидуальности.
Пьеса, начиналась с чрезвычайно длинного монолога о зле существования. [...] «Все нереально. Уничтожение – цель».
Я сравнил бедного героя тибетской пьесы с великолепной фигурой Гамлета, кто интенсивно переживает ужасную трагедию быть просто маленьким человеком и никем больше. Будучи гением и способным к наиболее интенсивным чувствам, Гамлет страдает бесконечно больше чем тибетский герой, но однако у него есть храбрость, и благородство характера, чтобы встретиться лицом к лицу со своими проблемами, как существо без любой мысли о бегстве или спасении.
Герой был женат и имел детей. Он работал, чтобы кормить свою семью.
Он был атакован роем москитов. [...] герой отдает свою живительную кровь москитам! «Дорогие маленькие братья», говорит он, «дам им хорошей пищи. Я должен кормить мою семью, но семья и москиты – одно и то же»!
Таким образом накормив много москитов, герой заболел, а пьеса продолжала описывать его страдания и страдания его семейства, вызванные его неспособностью работать.
Когда их запасы еды закончились, в доме появляются крысы. Герой говорит:
«Ешьте, маленькие крысы, ешьте, ешьте, ешьте. Питайте свои маленькие тельца, серые братья. Ешьте, серые братья, ешьте, ешьте, ешьте. Наша еда - ваша, серые братья. Ешьте, маленькие крысы, ешьте, ешьте, ешьте».
Крысы ели пищу полуголодного семейства и становились все более многочисленными.
Затем началась сцена, в которой герой возвеличивал счастье отказа от всего. «Если крысы съедят половину моей пищи, я отдам им вторую половину», воскликнул он, находясь в том состоянии, что очевидец-еретик мог бы назвать припадком религиозной истерии.
Он, казалось, не думал о том, что думают об этом его собственные дети, и это, казалось, ему было менее важно, чем благополучие крыс.
Все вышеописанное продолжалось более чем два часа, но пьеса продолжалась без перерывов – толпа тибетцев следила за действием, затаив дыхание. Некоторые люди сидели с открытыми ртами, в то время как другие роняли слезы, и не было слышно даже шепота.
В следующей сцене, крыс стало больше в 4 раза. Вся пища было съедена. Герой и его дети находились в центре, и несколько дюжин крыс ходили вокруг них кругами, которые становились меньше и меньше.
«По кругу, по кругу, по кругу. Мы хотим есть. По кругу, по кругу, по кругу. Здесь нечего есть, по кругу, по кругу, по кругу» пел хор крыс.
Герой начал длинный монолог, полный жалости к крысам. Религиозный джентльмен, казалось, полностью забыл о голоде своих собственных детей.
Внезапно крысы схватили одного из детей и унесли его в сторону, чтобы съесть. Герой был невозмутим. Он начал велеречивый монолог о радости принесения в жертву собственных детей и славе союза всех существ. [...] Он завидует своему ребенку, заявляет он, потому что тот очень быстро получил путь спасения из этого мира страдания.
В конце шоу появился лама. [...] Все, что говорил в пьесе лама, казалось, предназначено, чтобы усилить авторитет священников. Лама не давал много объяснений набожному и почтительному герою, но настаивал на слепой вере.
Герой объяснил ламе, что он пожертвовал всем, чтобы достичь радостей Нирваны. Он перечислил свои достоинства в совершенно не скромной манере. Он даже отдал своего собственного ребенка, чтобы накормить этих бедных дорогих крыс.
[...]
Нет страны в мире, где люди больше заинтересованы религией, чем Тибет. Религия играет очень важную часть в ежедневных беседах, хотя немногие заинтересованы действительно глубокими религиозными проблемами, разговоры о колдовстве, предсказаниях, и предполагаемых чудесах более часты, чем теологические обсуждения. [...] Долма спросила меня, рассмотриваю ли я отношение героя в пьесе надлежащим для действительно религиозного человека.
«Нет» ответил я.
«Человек должен быть эгоистичен, тогда? Неправильно пытаться быть хорошим»?
«Нет, но неправильно пытаться походить на бога».
«Но Бог есть добро. Попытки походить на бога ведут к совершенству».
«Существо не должно переступать свои пределы, пытаясь походить на бога. Если он делает так, он действует подобно ангелам, кто восстали против Создателя. Есть два различных типа безличности - называемые, Бытие (Be-ing) и Бытийность (Be-ness) . Первое - атрибут создания (существа), последнее атрибут Создателя.
«Бытийность - абсолютная беспристрастность, где все разделение между «Я» и «не-Я» прекращается. Оно - вне досягаемости существа.
«Что случается с человеком, кто хочет достигнуть этого состояния?» - спросила Долма.
«Он совершает самый большой и наиболее смертный грех против Создателя».
Чтение вышеупомянутых замечаний принесло много вещей в сознание, включая замечания Дона Хуана о «видящих». Дон Хуан говорит, что неизвестное скрыто от человека, но оно – в пределах досягаемости человека. Непостижимое неописуемо, невероятно, и непостижимо. Это - кое-что, что никогда не может быть известно нам в нашем человеческом состоянии.
Он далее сообщает нам, и это подтверждено в других учениях, что взаимодействие с неизвестным, которое, в конечном счете, в пределах достижения знания через великое делание, возбуждает, подбадривая и удовлетворяя, даже когда это взаимодействие полно предчувствий и опасений.
Но, взаимодействие с непостижимым оставляет человека истощенным, растерянным. Он становится открытым для депрессии и одержимости. Его тело теряет тонус, рассуждение становится неверным, и его трезвость блуждает бесцельно. Непостижимое не в пределах человеческой досягаемости и туда не стоит вторгаться по незнанию или даже намеренно. «И, факт, большая часть того, что есть вовне – это непостижимое».
Иллион обнаруживает, что его новый друг и ее партия будут путешествовать в том же самом направлении, куда он планировал идти, и есть дальнейшие беседы между ними. Следующий существенный обмен мнениями имеет отношение к лжи. Долма объявляет, что ее Учитель, Нарбу, сказал ей, что духовный человек никогда не должен лгать. Но она не способна видеть, как человеческое общество может функционировать без лжи. Иллион сообщает ей:
Есть люди, кто говорят вещи, которые не истинны, но бесконечно хуже, если кто-то искажает факты и создает неправильное впечатление без того, чтобы сообщить действительно формальную ложь. Такая вещь от дьявола и очень оскорбляет Создателя, фактически, гораздо больше, чем прямая ложь. […]
Тибетец пошел признаваться в грехах к ламе, кого он очень хорошо знал. Непосредственно перед тем, как войти в монастырь, он нашел ценную вещь, которая, как он знал, была частной собственностью ламы, которому он собирался признаваться в грехах. Он показал предмет священнику, но последний был отвлечен, и не посмотрев, сказал, «мне это не нужно». Затем началась исповедь. Тибетец спросил, что он должен делать, если он нашел ценную вещь, лежащую на земле. «Вы должны вручить ее законному владельцу» сказал лама, «а если он не может быть найден немедленно, в монастырь». «А если законному владельцу она не нужна»? спросил тибетец. «Тогда Вы можете забрать ее себе» сказал лама. Тибетец покинул монастырь и унес ценную вещь. Он знал, что он не согрешил и не сказал ни единого слова лжи.
Иллион вскоре расстается с компаньонкой по путешествию, будучи проинструктированным ею, где найти ее Учителя, Нарбу. Там ему говорят о « Долине Тайны» которая является штабом «мощного Оккультного Братства», участником которого был Нарбу. Нарбу спрашивает Иллиона, не хочет ли он присоединиться. Иллион отвечает, что он никогда не присоединяется к никакой секте или братству, потому что он желает поддерживать абсолютную независимость. Нарбу отвечает:
В нашем Братстве всегда уважается свобода участников. Духовная Свобода - наш руководящий принцип.
«У Вас есть руководитель? « спрашивает Иллион.
«Да. Он очень великая, возможно самая большая сила на земле. Но наши члены повинуются ему добровольно».
«Какие обязательства гость должен дать, прежде чем ему позволяют посетить Долину»?
«Никаких вообще. Пока он не присоединится к Братству, он вообще не находится ни под каким обязательством. [...] единственное обязательство для Вас - обязательство, что Вы не будете указывать его точное местоположение».
После планирования посещения Иллионом Святого Города в Долине Тайны, разговор переходит к числам. Нарбу упоминает, что «девять - очень благоприятное число». Иллион отвечает:
«Я изучил различные тайные философии и имею мои собственные представления относительно номерологии, которые являются результатом большого независимого размышления. Я не поддерживаю представление, что девять является благоприятным числом».

>>>>

ему не нравится число девять даже по таким причинам, о которых я никогда не думала. Это - число Эннеад, Девяти Богов Египта, и производное от 666. Он обсуждает номерологию с Нарбу и его идеи действительно интересны в свете материала Кассиопеян, так что я еще раз прошу снисхождения читателя, за то что я поделюсь ими. Иллион сообщает Нарбу:
«Я думаю, что человеку не следовало бы вести номерологические размышления после числа пять».
«Почему так »? спрашивает Нарбу.
«Пять - число человека. Высшее число ведет к усложнению и гибели, меньшие числа – к Богу».
«Но число девять определенно существует»! восклицает Нарбу.
«Оно существует, потому что обычная система счета доходит до девяти, и затем десять весьма произвольно становится высшей единицей. Мы могли точно также принять систему, в которой мы могли бы иметь только четыре числа, а именно один, два, три, четыре, пять становится эквивалентна высшей единице. Тогда не существовали бы ни девять, ни шесть, ни семь, ни восемь, которые, по моему мнению – аритмософически – все являются числами усложнения, запутанности, и соблазна».
«Что за оригинальная идея»! воскликнул Нарбу. «Я изучал номерологию в течение нескольких лет. Ее связь с оккультизмом огромна. Числа имеют оккультную связь с абстрактными понятиями, с которыми мы их кореллируем. Таким образом числа могут быть сделаны своего рода посредником между Божественным и человеком».
«Номерология – в высшей степени обоюдоострое дело, хотя она выглядит весьма безопасно» - заметил Иллион.
«Предлагаю перейти к конкретным номерологическим понятиям» - сказал Нарбу. «Возьмем один: один - число единства – число непроявленного Божества. Я думаю, Вы должны согласиться с этим».
«Да» сказал Иллион «я согласен. Если мы представим точку в пространстве, это - простая абстракция, для точки, реально нематериальной. Так что один - число неразделенного абстрактного существования».
«Я удивлен, что Вы вводите геометрические понятия в область номерология. Это - очень оригинальная идея». - заметил Нарбу. «Теперь давайте возьмем число два. Оно представляет контраст между духом и материей».
«Я глубоко не согласен с Вами здесь» сказал Иллион.
«Вы отрицаете, что два - число контрастов»? - спросил Нарбу, очень удивленный.
«Я согласен, что два - число контрастов» - ответил Иллион, «но не тех, что Вы только что упомянули. Если мы берем две точки в пространстве, они определяют положение прямой линии, которая также является нематериальной. Но остается видимым, какой абстрактный контраст отражен числом два. Вы говорите, что это контраст между духом и материей. По моему мнению, Вы ошибаетесь. Дух - абстракция, но материя - нет. Так что абстрактная линия, представленная числом два, которая соединяет две точки, каждая из которых является нематериальной, действительно - контраст между двумя различными видами духа, а не между духом и материей. Должны быть два, в целом различных, типа духовности, которые диаметрально оппозиционно настроены в отношении друг друга. Это, по моему мнению, является номерологическим значением числа два».
Мы затем обсудили три и четыре, и согласились, что три было преимущественно динамическое число, а четыре - число материи. Три точки, рассеянные в пространстве определяют положение треугольника, но только четыре абстрактных точки устанавливают контур геометрической формы, имеющей материальное существование. С тройкой, поэтому, мы оставляем царство абстракции, и с четверкой мы входим в область конкретного. Четыре - число видимой вселенной, число материи.
«Если мы вообразим пять точек, рассеянных в пространстве и назовем их A, B, C, D и E, мы можем рассмотреть только A, B, C и D и получить геометрическую форму. Но мы можем также соединить A, B, C и E, и получить другую геометрическую форму. Фактически, мы можем получить пять различных комбинаций, а именно ABCD, ABCE, ABDE, ACDE и BCDE. Пять поэтому представляет взаимопроникновение пяти различных пространств. С пятью существо достигло самых пределов своего существования. Пять - число существа и число проявленной жизни, которая, кажется, существует одновременно на пяти планах. Живой Человек, если я могу говорить так, в пяти различных царствах, т.е., физический человек и человек ощущения, чувствования, интеллекта, и бытия. Это - пять царств, которые взаимопроникают друг в друга.
«Если Вы представляете шесть точек, рассеянных в пространстве, синтетическая геометрическая концепция различных связей между шестью точками - очевидно вне досягаемости человека. Как я сказал прежде, числа, превышающие пять – рассмотренные номерологически - имеют эффект диссоциации на личность человека. Они - числа гибели». […]
«[М]ожете Вы дать мне краткое определение того, что в действительности есть материя»?
«Материя» ответил Иллион, «может быть расценена как поле битвы, на котором два разных типа духовности борются с друг другом».
«Здесь мы снова расходимся во взглядах. Я всегда думал, что есть только один тип духовности», сказал Нарбу.
«Я думаю, что это - вопрос, который будет решен опытом скорее чем спором», сказал Иллион.
"К высотам!" © Григорий Палама, последние слова.
Спасибо Вам большое за вопросы, без них я ничего из того что написал сегодня не знал.(с) Ne_On
После чтения вышеупомянутых выдержек, мы начали думать, что Иллион действительно что-то знал. Говоря о нем, он теперь достиг Святого Города - его друг Нарбу должен был следовать за ним через пару дней.
Пропустив все детали прибытия, первая заметная вещь, которая случается с Иллионом в этом Подземном Городе (который является весьма удивительным в описании), состоит в том, что он отпускает шутку, и смеется, шокируя своих новых друзей, которые показывают ему окрестности. Ему твердо говорят, что смех не разрешается в Святом Городе, и нельзя говорить никак, кроме как низким голосом.
Среди людей сидящих в моем круге, многие были ясновидцы. Они были очень горды своими оккультными достижениями. Они также чувствовали гордость за то, что они были избраны Mani Rimpoche, Возвышенным Сокровищем, обслуживать Его в великой миссии принесения света миру.
Часть III
Описания Иллионом общества в Подземном Городе были поразительны. Он сказал, что секс там не разрешался, кроме как по разрешению правителя, цель была в том, чтобы сексуальная энергия передавалась в общий фонд, чтобы быть «направленной» высшим инициированным. Некоторые из инициированных этого «Темного Города» назывались «Распространители Божественной Мудрости», «Мастера Света», «Ученики Света», «Спасители Душ», «Боги Сострадания», «Просвещенные Учителя» и т.д.
Каждая инициация все ближе связывала носителя титула с главой Братства, и я думаю, что носители высших степеней вообще не имели никакой остаточной отдельной индивидуальности «против Божественного желания», сердцем, телом и душой.
В обмен на их вручение себя «Свету» они получили большие оккультные силы и духовные энергии, с соглашением, что все из них будут использоваться только в интересах Братства и ни для каких других целей. [...]
Вся психическая атмосфера Города, казалось, была очень странной и имела тенденцию развить скрытые возможности в человеке. [...] психическая атмосфера Города, казалось, делала критическое и методическое мышление очень трудным. Это имело тенденцию ослаблять память, но это, казалось, развивало интуитивный характер человека в замечательной степени.
После некоторого момента, прибывает Нарбу, и Иллион комментирует о нем:
Он выглядел очень хорошо. Только выражение его глаз, казалось, немного изменилось. Они были все еще прекрасны, но имели как бы легкое прикосновение безжизненности, которое мне вообще не нравится. [...] Нарбу информировал меня что Мани Римпоче, Возвышенная Драгоценность или Князь Света, Правитель Святого Города, как ожидается, вернется на следующий день, и весьма возможно, что мне будет предоставлена привилегия аудиенции. […]
«Следующие несколько дней могут быть жизненно важными» для меня, сказал Нарбу. Никто здесь не имел права принудить меня, и я был достаточно волен решать, хочу ли я стать участником. Мне разрешалось достаточно свободно приходить и уходить, когда мне хочется, и пока я не дал слово, я ничего не должен был Святому Братству. Затем он прошептал:
«Многие из нас здесь понимают, какой огромной ценностью Вы могли быть для нас, если бы Вы решились присоединиться к нам по вашей собственной доброй воле». Он даже намекнул на быстрое повышение в рангах Иерархии, с быстрым следованием инициациям, и возможностью поручения мне «действительно великой работы» как только я решу стать участником .... в момент, когда Вы примете решение, Князь Света назначит Вам возвышенное положение, в котором Вы будете наиболее полезны.
Хорошо, Иллион не был глух. Он наблюдал и замечал вещи и оставался при своем мнении.
«Я думал, что я всегда определял свое собственное положение, и что я приобрел знание и бесценный опыт, делая так, но я не мог исследовать вещи в Городе достаточно разумно, как я мог сделать в действительно нейтральной атмосфере. Я чувствовал, как будто моей способности глубоко и свободно думать , и отстраненно взвешивать вопросы, очень вредило мое присутствие здесь. И так как я – человек того, что оккультисты называют «темпераментом льва», хотя очень кроткий, когда я хочу быть кротким, все во мне восстало. Я тогда почти проклял атмосферу того города.
Я подумал об отрывке в драме Фауст, Гете, где дьявол говорит себе, после ухода предполагаемой жертвы:
«Лишь презирай свой ум да знанья светлый луч -
Всё высшее, чем человек могуч;
Пусть с чародейскою забавой
Тебя освоит дух лукавый, -
Тогда ты мой, без дальних слов!»
Затем я снова смотрел на Нарбу и чувствовал себя виноватым за появление таких мыслей. Он, казалось, был достаточно искреннен. Он хотел, чтобы я присоединился к Братству, работающему для пользы мира, и давал мне свободу сделать свой выбор. Маятник качнулся назад еще раз, и я почувствовал, что совершенное животное развлекли эти мысли. […]
Все эти люди немного гордились привилегией работать для мира. Они имели довольно высокое мнение о своей собственной духовности. Некоторые из них даже соединяли Князя Света с некоторыми высоко позиционируемыми духовными сущностями, теми, кого Индусские философы называют служителями кармы и кто регулирует исполнение кармических реакций на людях и нациях. Некоторые из них даже, казалось, чувствовали, что Святой Правитель мог фактически влиять на судьбы мира, ускоряя или замедляя вспышки войн, развитие новых типов эпидемий и исчезновения старых видов болезней, также как действия других бичей человечества, включая различные природные катастрофы. Они, казалось, рассматривали Святое Сокровище как своего рода высшего судью, распределяющего Божественное правосудие, и естественно чувствовали великое ликование от мысли, что находятся так близко от существа, обладавшего всеми этими силами.
Человеческий интеллект они рассматривали только с посредственным уважением. Они, казалось, чувствовали, что миссия человека состояла в том, чтобы завершить стадию человека, и, что обойтись без сухого ограниченного разума человека, и перепрыгнуть к интуитивным уровням было бы лучшим методом стать более «Божественным».
Снова маятник моего отношения к Городу качнулся в противоположном направлении. Я думал о словах дьявола в Фаусте Гете, но мне было достаточно посмотреть еще раз на Нарбу, чтобы маятник качнулся назад снова. Чем дольше я оставался в Святом Городе, тем больше я, казалось, был побежден ужасным состоянием нерешительности и испытывал наиболее острое чувство духовной муки. Время от времени я чувствовал, как будто земля уходит у меня из-под ног, что все находится в состоянии потока, и как будто меня омывают противоречащие духовные потоки.
Я слушал Нарбу, когда он принимал участие в беседе. Я чувствовал, как будто его голос стал все еще более металлическим и пустым. Когда я сделал несколько случайных замечаний, я начал обращать внимание на свой собственный голос, и нашел, к своему удивлению, что он также звучит необычно пусто. Прекрасный индивидуальный штрих, который индивидуальность человека придает его голосу, казалось, отсутствовал.
Я слушал беседу людей, сидящих в круге по соседству. Они говорили о развитии.
Люди в Городе, казалось, не много говорили о любых человеческих темах. Все из них, казалось, хотели закончить человеческую стадию и стать подобными Богу.
Один из них рассматривал славу эволюции, жизнь, проходящую от минеральной стадии через растения, животных, человека и ангелов к архангелическим и Божественным стадиям, и каждое существо автоматически становилось богом.
Слава, в их глазах, казалось, была автоматической и неизбежной судьбой человека. Они, казалось, не знали ужасной альтернативы уничтожения, факта, что есть нисходящее направление сатанинского развития как противоположность восходящего направления Божественного развития.
Они, казалось, чувствовали, что великая духовная борьба происходит между духом и материей. Они, казалось, крайне игнорировали жизненный факт, что есть два различных типа духовности, восходящего направления и [нисходящего], и что реальная духовная борьба это борьба между двумя различными типами духовности, где материя, служит полем битвы.
Имеет ли жизнь какое-либо значение, думал я, если мы лишаем ее всей возможности самовыражения? Что такое жизнь минус свобода, разнообразие, и индивидуальность? Бессмысленная пустота! В доме Создателя должно быть много мест обитания мысли. Я всегда полагал, что, если я люблю и чту Бога, люблю своего соседа и люблю себя, Бог позволил бы мне делать все, что мне нравится, пока я уважаю эти три закона.
Некоторые из присутствующих участников выражали духовное негодование по поводу многих грехов, совершенных в мире. Они надеялись, что Возвышенная драгоценность накажет всех тех, кто несет так много несправедливости и так много страдания. Я не мог сдержать чувство, что фактически все присутствующие имели слабый след того, что можно назвать духовным высокомерием. Наиболее высокомерные, казалось, были наиболее робкими, когда беседа сосредоточивалась вокруг Князя Света и Великих Святых Учителей.
В этом пункте, Иллион переносит ужасающий ряд ночных кошмаров о борьбе с демонами, и некие «добрые ангелы» приходят ему на помощь. Он отмечает о хороших парнях:
Мальчики в чистых белых одеждах все еще выглядели очень обеспокоенными. Все их чувства нашли видимое выражение на их выразительных лицах. Они находились сзади, но во время моего кошмара я мог одновременно видеть все впереди и сзади одновременно. Демоны, однако, не имели никакого индивидуального выражения лиц. Они все были похожи. В них не было никакой индивидуальности. Они, казалось, механически выполняли волю кого-то еще.
[ Хорошие парни], казалось, обладали сильной индивидуальностью. Эта высокая индивидуальность была их лучшая защита против большой армии духовных манекенов».
Описаны еще события, и затем он упоминает пищу, приготавливаемую в рамках курса девяти блюд. Очевидно, цифра девять весьма доминирует в Святом Городе. Насчет пищи:
Способность думать заметно уменьшалась после каждого приема пищи. Кроме того, я чувствовал, что мое тело восстало против принимаемой пищи. Я - человек быстрых решений. После четвертого принятия пищи Святого Города было очевидно, что пища мне не подходит. Кроме того, каждый раз, когда я съедал что-нибудь в обеденном здании, я очень отчетливо чувствовал, что неосознанные влияния вредили моей способности думать.
Иллион решил, что, даже если это - просто «паранойя», он не собирался допускать любой такой возможности, так что он встал очень рано следующим утром и пошел в деревню за несколько миль и купил немного еды. Он объявил, что не пойдет на обед, когда робот-раб пришел, чтобы отвести его на следующую трапезу, и произошел своего рода эффект кругов на воде, большое количество людей пришло спросить о его здоровье. Он некоторое время комментирует «служащих» города - их пустые глаза, роботизированное поведение, и неспособность делать что-нибудь другое, чем то, что им приказывают делать.
После того, как ему удалось получить продукты, Иллион запер дверь и приготовил свою собственную еду. Он не почувствовал ухудшения способности мыслить после того, как съел свою простую ячменную кашу. Однако, он не исключил возможности, что эти впечатления могли быть просто самовнушением.
«Аудиенция» Иллиона с « Князем Света» является интересным описанием своего рода «психического сражения». Он отказался от всех религиозных безделушек, ритуалов, и т.д. и угрожал уйти, когда служащие продолжали настаивать на «следованию правилам». Он сказал им:
Я заметил, что весь прием предназначен быть просто церемонией. Я прибыл в Город не для того, чтобы что-то получить, но чтобы помогать и сотрудничать по своей собственной доброй воле с искренними духовными целителями. У меня нет времени для церемоний. Я предлагаю, чтобы один из Вас одел эту черную шелковую одежду и участвовал в шоу от моего имени. Я не буду надевать это. Это последнее слово.
Хорошо, они впускают его так или иначе. После большого количества «церемониальной ерунды» он комментирует:
Решительно, все эти церемонии, вероятно предназначенные, чтобы впечатлить людей страхом и ожиданием, были потеряны для меня. Я рассмотрел их довольно скучными и непочтительно думал о цирке.
Наконец Иллион встречается с «Князем Света», главным боссом, Начальником, кто сообщает ему:
Вы - человек больших способностей, и Вы будете должны выполнить великую миссию в этом воплощении. Следующие несколько дней будут жизненно важны для Вас. Опыт и значение целого ряда жизней заполнят Вас за часы. Вы призваны, чтобы принять, возможно, самое большое решение, не только в этой жизни, но также и в сотнях предыдущих существований. Никто не может вас принудить. Вы сами должны принять решение совершенно свободно.
Несмотря на все эти банальности о свободе воле, мы замечаем, что окружающая среда, кажется, предназначена, чтобы препятствовать ясному мышлению!!!! Иллион говорит о «большом банане»:
Если Нарбу был прав, я находился в присутствии одной из самых великих Сил на земле .... Его голос был очищенным, сильным, и красивым, но имел слегка металлическое звучание. И также был очень глубок.
Он был очень высок и имел длинную белую бороду. Он выглядел как смесь Пифагора, с несколько еврейскими чертами, и рафинированного современного тибетца, принадлежащего к аристократии страны.
Когда наши глаза встретились, я имел странное чувство, что что-то во мне с большим рвением бросилось наутек от него, но это был только необъяснимый рефлекс. У меня было столько внутренних конфликтов и противоречивых духовных опытов со времени прибытия в Святой Город, что я не уделил этому дальнейшего внимания.
«У Вас железная воля» - заметил он - «но этого не достаточно. Вы иногда достигаете результатов из-за вашей безграничной энергии. Этого недостаточно. Вы должны приобрести силу заставить вашу окружающую среду повиноваться Вам». Он упомянул два слова на санскрите, чтобы иллюстрировать различие между «желать чего-то» и «приказать чему-то появиться в вашей жизни».
Он, казалось, побуждал меня попытаться встать на один уровень с Создателем. Я, с другой стороны, знал, что самой большой ценностью моей жизни была способность жить полной жизнью, быть существом - мощным существом своим собственным путем - но все же ребенком Творца, и я никогда не пытался походить на Создателя «приказывая чему-то придти ко мне». […]
«Вы могли бы стать всесильным», многозначительно заметил он. «Какой ценой»? - спросил я. «Это Вы должны узнать сами» - ответил он.
Мы говорили о его Братстве. Он иллюстрировал, насколько он был безличен. Человек часто исчезает перед его глазами. Тогда он видит только принципы в работе. И это были великие принципы. Гости не всегда понимали это.
Иногда сюда прибывают гости, кто пожертвовал всем, чтобы сделать это, и кто голодают в течение недель, чтобы иметь возможность прибыть сюда. Пусть они будут голодны. Это хорошо для них, быть голодными» - сказал он с холодным нажимом. […]
«Вы - первый человек, кто когда-либо вступал в эту часть дворца в одежде, подобной вашей. Я надеюсь, что Вы теперь поймете, как мало внимания мы действительно уделяем вопросам формальных церемоний».
Мне было искренне жаль, что я не могу ему верить, но я не мог.
«Я надеюсь, что Вы убедились к настоящему времени, что Возвышенное сокровище - мощный духовный лидер» - заметил [Нарбу]. «Да», ответил я, сдерживая мнение, что я все еще был должен выяснить о нем наиболее важный факт, то есть, служит ли он делам Света или делам Тени.
Целый вечер я был во власти серьезных сомнений насчет реального характера всего Братства Света.
Это была темная ночь, когда мы прошли мимо круглой стены, окружающей шахту в центре Святого Города.
«Эта шахта должна быть очень глубока», заметил я.
«Откуда Вы знаете, что это – шахта»? спросил Нарбу.
«Я исследовал ее немного» ответил я.
Он казался очень удивленным.
«Она - неизмеримо глубокая» - заметил он - «но никто кроме Князя Света и нескольких из самых высоких Инициированых, кого называют Лорды Сострадания, не знает, куда она ведет. Любой, кто выяснил бы, куда ведет и как используется шахта, должен был бы умереть... Есть такие тайны».
«Кто убил бы его»?
«Никто. Он умер бы автоматически следующей ночью».
Правитель разрешил Иллиону посетить службу храма. Он обнаруживает, что они пьют настоящую кровь в «причастии». Не только, это, но и храм заполнен фрагментами человеческих костей по всему периметру.
Стены храма были украшены надписями на тибетском, и я потратил достаточно минут на их чтение. [...] Одна из них читалась: «Отдайте вашу душу Мастеру, и Он покажет Вам свет». Я подумал о человеке, покупающем кота в мешке.
Еще одна читалась « Не доверяйте своему мозгу. Глубоко понимание – за гранью интеллекта». Это только увеличило мое желание доверять моему мозгу.
Еще одна надпись гласила - «Благословенны будьте Вы, кто страдает. Прибудьте ко мне, и я дам Вам облегчение».
И еще одна - «Все нереально, реальны только мои слова» - эта надпись, подумал я непочтительно, была не слишком скромной.
Следующим утром, Иллион вышел на прогулку и его застала внезапная буря с дождем.
Мои читатели, сведущие в оккультизме, могут знать, что нет лучшего «оккультного дезинфектанта» чем вода, и особенно вода, падающая с неба. Она смывает все магнитные потоки, посланные в тело и в одежду внешними агентами. Вода с большим рвением поглощает магнитные потоки. Это наилучший оккультный очиститель.
Гроза, должно быть, «размагнитила» меня, если я могу использовать это слово, и смыла большинство магических потоков, которые без сомнения оказывали давление на меня в течение последних нескольких дней. Когда я вернулся в Город, мне показалось, что моя способность рассматривать вещи фактическим способом значительно увеличилась.
После очищения во время бури, он возвращается обратно, посещает библиотеку и говорит с Нарбу.
В то время как я говорил с ним, я начал прислушиваться к звуку своего собственного голоса. Он также имел металлический и «покрытый» оттенок. Это была не хрипота - о нет, это была более ужасная вещь.
Я оставил Нарбу, который изучал рукопись, написанную на санскрите, и перешел к зеркалу. Когда я увидел себя, я ошеломленно отстранился. Никогда прежде я не замечал, что у моих глаз, окон души, пристальный взгляд был так безжизненнен. Где в них был я? В них было кое-что вроде усмешки демона. Что все это значило?
Я обходил круглое здание библиотеки, сверкающе залитого потоком дневного света в через потолок. Я исследовал картины на стенах. Тут были репродукции разных «Спасителей Душ» и «Избавителей» прошлых эпох; были картины, которые, казалось, были увеличенными репродукциями «Возвышенного Сокровища» и его передовых лейтенантов.
Я изучил их глаза. Они были красивы, но мрачны. Там было все, интеллект, сила, но не душа! Все во мне закричало в единой дикой агонии. Я сел и закрыл руками лицо. Я распознал природу всех этих спасителей душ. Они были - павшими ангелами! ... и они теперь живут, чтобы другие разделили их ужасную судьбу, тянуть их вниз в пропасть с собой.
Князь Света в действительности был скрытым Князем Тьмы!
Несколько минут после этого понимания были наиболее ужасными в моей жизни.... Было так, как будто опыт сотен воплощений, страдание целых существований, были сконцентрированы в пространстве нескольких минут духовной муки. Столь интенсивной была моя агония, что она, должно быть, нарушила всю психическую атмосферу Города Инициированных. Я теперь определенно чувствовал мощные магнитные потоки, мчащиеся на меня со всех сторон, чтобы погасить то, что недавно приобрело духовное понимание.
Дверь открылась, и вошел Князь...
«Вы приняли ваше решение»? - спросил он красивым, но ужасно пустым и металлическим голосом.
«Да» - ответил я твердо».
Он мощно выдохнул прямо мне в лицо. «Проклятый колдун» - думал я - «теперь ты показываешь свою настоящую натуру»!
«Отступи - во имя Создателя»! Я почти кричал мощным голосом. Я думаю, никогда прежде я не слышал своего собственного голоса, столь полного энергии и силы души. Все мое существо, слитое в одну нерастворимую единицу, и мое цельное Я вложилось в тот голос.
Правитель отскочил. Затем он резко развернулся и оставил библиотеку.
Я внезапно понял, что наказанием за обнаружение настоящей природы такого существа должна быть смерть.
Теперь Иллион должен был уйти оттуда. В стремлении забрать свои вещи, ничего не оставив для попыток навести на него колдовство, он случайно входит на запретную кухню. Там он находит поваров, которые готовят пищу, нарезая ломтиками и кубиками части человеческого трупа, размещенного на мясном блоке в центре помещения.
Его друг сопровождал его к границам города и был грустен видеть, что он уходит.
«Значит, Вы уходите» - сказал Нарбу печально.
Бедный, мягкосердечный человек! Он думал, что он был в городе Великой Светлой Силы, и мысль, что я не хотел «спасения», печалила его. На мгновение я задумался, должен ли я прямо сказать ему, что он в действительности находится в городе Зла, но странно сказать, я почувствовал, что не могу. Духовная реализация влечет огромные духовные обязанности.
Даже Силы Зла имеют свою духовную миссию. Они ухватят душу, если человек сам бросит ее. Своими духовными грехами [использование безличного для личного], сам человек ослабляет связи, которые связывают его с его душой, и чем больше он грешит духовно, тем больше он поражает себя слепотой, пока он не перестанет видеть различие между «Богами» и Создателем, независимо от того, как высоки его оккультные достижения. Дьявол соблазняет, но он может захватить только те души, что добровольно уступают его искушению. Это - закон вселенной. [...]
Там стоял Нарбу, мягкосердечный и сокрушенный только небольшой дозой духовного высокомерия, но все еще добрый в самом сердце. Он хотел спасти меня, хотя сам нуждался в спасении, а я не мог спасти его.
Как и самое крошечное существо имеет свою миссию во вселенной, каждая духовная сила, принадлежит она восходящему направлению жизни или нисходящему, также имеет свою миссию. Она связана духовными законами, которые свойственны самой ее природе. Не нужна никакая специальная присяга, чтобы держать ее внутри этих границ. Никакое духовное существо не может действовать путем, противным его духовному характеру.
Бог и дьявол оба идут своим собственным путем. И существо может по желанию ухватиться за восходящее или нисходящее направление жизни. Чем больше он грешит против своей души, тем больше он поражает себя слепотой. Но как только он направляется к погибели, никто не может спасти его».
Хорошо, в этот момент, вещи становятся действительно сверхъестественными. Иллион решил попробовать вернуться к своему другу отшельнику чуть южнее пустыни Гоби.
Я чувствовал, что Правитель Святого Города не будет чувствовать безопасности, пока я жив, и так как ему совсем невозможно было убить меня открыто – хотя бы по отношению к Нарбу, чьи глаза могли бы быть открыты таким обстоятельством - он без сомнения попробует убить меня мощными магическими действиями.

Атаки даже такого вида становятся более трудными, когда увеличивается дистанция между магом и его врагами, и так как я не имел никакого желания бороться с этими потоками больше, чем было абсолютно необходимо, я намеревался [путешествовать с наиболее возможной скоростью] и отдохнуть после своего прибытия к месту жительству мудрого отшельника.
Во время бегства по местности, Иллион становится свидетелем причудливого случая на рассвете, где в дикой местности встречаются две процессии. Одной была группа Тибетских «трупорезов», или «поднимателей», несших тела на носилках, которые встретили группу служителей Святого Города.
Подошли люди, шедшие из Города. Я распознал их по великолепным черным одеждам. Они были Мастера Оккультного Братства. Они встали на колени около безжизненных тел и затем начали магические действия, чтобы «реанимировать» тела. [...]
После напряженной «работы», очень разной по продолжительности, три безжизненных тела начали двигаться и механически отправились в Город, подобно многим роботам, ведомые одним из Мастеров. Были ли безжизненные тела действительно мертвы, прежде, чем были применены методы возвращения к жизни? Если так, было ужасно вообразить, какие служащие убирали мою комнату и готовили пищу в Святом Городе!
Пять других безжизненных тел, на которых методы возвращения к жизни не смогли проявить силу, были отнесены к Святому Городу. [...] Те, которые были безнадежны, возможно, были отправлены на кухню, а их кости в храм.
Иллион действительно не может поверить в то, что он видел, так что после ухода всех этих людей он выходит из своего укрытия и идет туда, где они совершали свои действия, чтобы исследовать землю в поисках следов и физических признаков их деятельности. После осмотра самых существенных отметок события, он отправился дальше, пытаясь понять все то, что он увидел и испытал. Он понял, что он вступил в Город в незаинтересованном духе, чтобы помочь, а не чтобы получить что-то. Он затем пишет:
Сильный огонь, подобно другим потрясениям в жизни, может уничтожить слабого, но они очищает сильного и делает его еще более сильным. Все больше и больше я осознавал факт что жизнь, включая жизнь на духовных планах, это не дело мирного созерцания и тихого поклонения, но ужасный беспорядок, безысходный бой, и ожесточенная борьба.
Если бы я встретил эту процессию тремя днями ранее, несущую безжизненные тела на носилках, это могло бы открыть мои глаза сразу. Я мог бы немедленно понять реальный характер Братства и таким образом пропустить самое большое переживание моей жизни. [...]
Следующий день я посетил один из монастырей. [...] я хорошенько рассмотрел тибетских масляных идолов. В монастыре были идолы, полностью состоящие из масла, смешанного с цветной землей. Они, конечно, стояли в тени, так как летние вечера ужасно теплы. Я улыбнулся еще раз, при мысли о факте, что идолы стремились избегать солнечного света, который мог растопить их. Разве это не символика того, думал я, что идолы могли проявлять свое влияние только в тени, а не на ярком свету! Ламы выполняли сложные церемонии. Изобильное поступление человеческих костей использовалось для создания кадил и других предметов божественного служения.
Я думал о Святом Городе. Тот же самый дух, казалось, правил в монастыре, хотя в очень растворенной манере.
Ламы также говорили о необходимости слепой веры в содержание их 333 святых книг. Точно так же как члены Братства в Городе, думал я. Там, также, наиболее возвышенный дар человека - мышление – нужно было отвергнуть и переступить через него. [...]
Они непрерывно говорили, также, о «спасении», «сохранении» души, посредством отдавания ее Божественному. Многие из бесед, возможно большинство, на которых я присутствовал в Городе - в обеденном здании и других местах – составляли отличную параллель проповедям лам. Князь общался с избранными, ламы – с массами, думал я, но я не видел каких-либо существенных различий между ними.
Не были ли почти все эти бедные люди в [положении, где] они хотели быть «спасенными» и пытаться «спасти» других? И в то время как они искали «спасения», их бедные существа все более распадались. Их душа-сознание уменьшалось. [...]
Я провел несколько часов, изучая механизм медитации, который я описал в одной из предыдущих книг, и затем оставил монастырь с большой печалью в моем сердце.
Я шел с такой скоростью, как я мог. [...] я был всего примерно в 150 милях от места проживания мудрого отшельника, брата которого я встретил на юге пустыни Гоби. Я спросил его, живут ли по пути моего движения великие духовные Учителя, так, чтобы я мог бы посетить их при прохождении соответствующих районов. Он [...] рассказал о Великом духовном Учителе, которого я мог бы послушать. Он жил на высокой горе, в нескольких днях пути от района, где жили несколько отшельников, включая его брата.
«Он служит свету или тьме?» – спросил Я его.
«Я не могу сообщить Вам это» – ответил он. «Вы сами должны обнаружить это для себя».
«Это не ваша духовная обязанность предупреждать меня относительно демонов, многие из которых легко появляются под маской ангелов, как иногда случается в Западных странах?» - спросил Я далее.
«Нет» сказал он. «Даже если я сам понял их природу, это - высшая духовная обязанность человека уважать духовную свободу другого человека. [...] Вы сами должны открыть вещи для самого себя. Это Вы идете в Тибет. Вы должны рисковать, не я». [...]
Только несколько миль отделяли меня от горы, на которой жил великий духовный Учитель.
Мой друг отшельник сказал мне, что тот отказался носить любой титул, что он жил очень просто, не делая никаких усилий, чтобы быть простым, что он не имел никакого особого круга учеников или последователей, и что он всегда подчеркивал необходимость того, чтобы люди следовали за светом своего собственного разума, и не позволяли себе быть под влиянием кого-то еще. [...] Само собой разумеется, я был довольно склонен рассматривать его как искреннего Учителя, хотя я придержал свое мнение до момента фактической встречи его и его последователей.
Он был известен под именем Кроткого Друга. [...] Мне сказали, что Учитель ничего особенного не говорит посетителям, но если бы мне было интересно учиться у него, не было бы никакого возражения, чтобы я прослушал несколько его лекций. [...]Если я хотел бы прибыть следующим утром, мне были бы рады. Я мог жить в любой из незанятых пещер, которую я захотел бы выбрать, и если бы у меня не было достаточно еды и топлива, я мог бы получить немного ячменя для еды и сухого навоза яков в доме.
Определенно, мне начинало нравиться это место. Все, казалось, было настолько простым, настоящим, и скромным. [...]
Небольшая масса людей была остро заинтересована абстрактными проблемами. В то время как мы шли к [дому] для лекции, они обсуждали проблемы добра и зла, света и тени, с большим оживлением. Для них, казалось, добра и зла не существовало вообще. Нет никакой такой вещи как «плохое», заметил один из них, и все другие согласились с этим. Все было просто отражением нас самих.
«Учитель начал свою лекцию, направляя внимание к крайней тщетности сознательного духовного руководства. ....Духовность не может быть дана, сказал он, и подчеркнул слово несколько раз. Она всегда там, где она есть. Человек должен взять ее, совершенствуя себя, и путь к этому совершенствованию должен быть достигнут самоанализом, то есть, понимая себя и, обнаруживая реальную ценность вещей.
Чем больше он говорил, тем больше он мне нравился. Казалось, было так много здравого смысла и искренности в этом человеке.
Во время лекции огромные крысы, казалось, проводили своего рода футбольный матч на крыше дома. Они этим очень мешали разговору, но Кроткий Друг и большинство его слушателей любили животных - ВСЕХ животных - и не позволяли никому тревожить крыс, как и никаких других существ. Не-противление всему, как я узнал немного позже, было лейтмотивом всего их существования, и это не-противление включало пассивное отношение к животным любого вида.
Я уважительно не согласился с Кротким Другом в этом отношении. Очевидно, что существует два царства животных в природе. Если я буду добр к лошади или собаке, и, в исключительных случаях, даже к медведю или белке, доброта будет оправдана. Но как насчет доброты к паразитам, к змеям, к крокодилам или акулам? Последние животные принадлежали другой ветви жизни. Никакое количество любви, доброты, и не-противления никогда не сможет умиротворить акулу или вошь, думал я.
Разве тогда не было бы преступлением питаться, потому что пища, принятая Кротким Другом и нашим кругом, могла накормить гораздо больше крыс? Определенно многие из них хотят есть, крысы, и другие паразитные животные всегда умножаются немного быстрее, чем количество доступной им пищи, так что им всегда нужно все больше пищи.
Жизнь - борьба. В этой борьбе, простой и равноправный баланс МОЖЕТ сохраняться между человеком и животными не-паразитного типа, но с животными, принадлежащими нисходящей ветви жизни, типа комаров, москитов, крыс, мышей, против мух, и т.д., нужно БОРОТЬСЯ.
Я задавался вопросом, возражал бы Кроткий Друг также против дезинфекции во время эпидемий, из доброты к болезнетворным микробам, если бы ему случилось прибыть на Запад!
Однако, кроме этого игнорирования элементарного факта полярности в жизни, которая вела к этой абсурдной доброте к крысам, я во многом согласился с ним относительно большей части того, что он сказал о духовных вопросах и необходимости человека быть независимым от видимого руководства в духовных вопросах.
Учитель дал вторую лекцию днем.
Он начал, взяв категорическую установку против аскетизма и голодания для достижения духовных результатов. Я снова сердечно согласился с ним. Он затем взялся за тему магии, и сказал, что это не только духовная ошибка, но истинное преступление. Единственный путь к спасению, он продолжал, идет через растворение невежества, глупости.
Человек должен отказаться от своего отдельного духовного существования, заметил Кроткий Друг с большой решимостью. И этот результат достигается самосозерцанием, то есть, отказом от того, что я рассматриваю как величайшую Божественную вещь в человеке, его ВОЛИ.
Меня ударила идея, что пытаться быть «подобным Богу», полностью уничтожая Я-сознание, представляет совершение духовного самоубийства. Уничтожение не могло быть высшей целью жизни. Также, как в материальных вещах, где индивидуальность во многом оправдана, как абсолютная необходимость для поддержания нашего отдельного существования, существо обязано поддерживать свою индивидуальность также и в царстве духовности, иначе жизнь не имела бы никакого значения.
Я глубоко не согласился с Кротким Другом в этом отношении, хотя большинство вещей, что он сказал в более ранней части его лекции, было совершенно приемлемо.
Он затем продолжал обсуждать 1. Я-сознание 2. Сознание группы 3. Божественное сознание.
Он сказал, что в доисторическое время человек был еще не индивидуализирован. Человек тогда идентифицировал себя с кланом, которому ему случалось принадлежать. Сегодня человек достиг стадии индивидуального Я-сознания, и следующий шаг для него - идти от индивидуального Я-сознания к Божественному сознанию.
Я снова не мог сдержать несогласие. Как могли критически настроенные люди проглотить такую идею? Доисторический человек имел сознание группы. Современный человек - еще не полностью Я-сознание. Снова и снова он отодвигается в дух клана и семейства, то есть он - поочередно групповое сознание и Я-сознание. Так что тенденция развития в современном человеке - от сознания группы к ПОЛНОМУ Я-сознанию.

И теперь Кроткий Друг предложил, чтобы человек, чье Я-сознание только-только проявляется из сознания группы - [даже еще не полностью выросший духовно] - перепрыгнул назад в состояние «тотального» сознания, которое существовало до группового сознания!

Я снова думал о факте, что он рекомендовал людям поместить себя на один уровень с Создателем. Еще раз я ощутил короткий момент острой духовной муки, когда я понял, что этот человек, также, служил целям павших ангелов, и задался вопросом, был ли он простым инструментом, или ощущал ли сам он свою решительно разрушительную миссию.
Насколько красивой была большая часть этих двух лекций! В них было так много правды, и все же они были только почти истинны. Слово «почти» в духовных вопросах – зловещее слово. Дьявол - Почти Бог, и в этом небольшом слове «почти» находится вся ужасная разница.
Возможно, Кроткий Друг не осознавал, что он делал. Эта возможность была небольшая, но она существовала. Есть случаи такого вида в духовной жизни. Иногда случается, что искренние люди поражены духовной слепотой и служат целям тьмы, в то время как они честно полагают, что они служат целям света. [...]
В тот день он читал лекции о не-бытии, как стать подобным «ничему», и какое «счастье» получаешь, став подобным ничему.
Мы там уже были!
Какую мотивацию он рекомендовал для поиска неэгоцентрической концепции жизни?
Счастье! Поиск счастья!
Ни слова об интенсивном страдании человека, кто чувствует себя единым со всеми радостями и печалями мира. Все, что он рекомендовал, было спасение от жизни, «небытие», и последующее счастье, то есть высшая степень эгоизма.
Прежде, чем он удалился, я внимательно посмотрел на него в последний раз. В его глазах, голосе, или поведении не было ничего, что могло дать любую подсказку о том, действительно ли он верил в разрушительные вещи, что он говорил, или он был просто инструментом. Возможно, в его случае было верно последнее. В большинстве случаев , апостолы, кто сами обмануты, очень опасны. Гораздо легче обмануть людей, если обманщик верит в свое собственное послание.
Я понял, как ужасно умен и адаптивен Дьявол, и в том, сколько различных и умно замаскированных путей он несет своими улавливающими душу действиями. Есть привлекательность богатства и мощи, и ловушки чрезмерной заботы о нуждах тела. Многие продают за них свои души. Затем есть привлекательность духовных отличий и парадизов.... И для людей, кого не улавливают эти ловушки, есть тонкие философские системы. Определенно, магазин дьявола хорошо снабжается; он обслуживает все возможные вкусы, и его ловушки - всюду. […]
Так быстро как мог, я покинул гору, где Крысолов играет мелодию простоты, чтобы ловить души. Когда я сел за свой завтрак [...], я вытащил лист бумаги и записал следующий эскиз:
Когда-то жили умные философы. Они не верили в Создателя.
«Мы следуем за нашим собственным светом» сказали они. И во всех вопросах они только полагались на свет самосозерцания. Затем они наткнулись на Дьявола.
«Какой монстр!» сказал один из них. «Как удобно знать, что нет ничего реального, и все - просто отражение нас самих!»
«Вы правы» вставил второй философ. «Все субъективно; ничто не объективно».
Тогда Дьявол открыл свой рот и проглотил их.
Когда они попали внутрь Дьявола, умные философы сказали с улыбкой превосходства: «Разве не очевидно, что мы были правы? Монстр исчез».
Цель Иллиона в этот момент состояла в том, чтобы вернуться в область, населенную большинством мудрых отшельников, кто стоят во имя Создателя и кто изолировал себя в этих районах, не получая эгоистичного счастья, но кто жертвуют собой в своей работе, противодействуя психическим потокам, исходящих от различных Спасителей и носителей падших ангелов, воплощенных в Тибете. Иллион упоминает, что несколько таких людей могут даже быть в Западном мире, истинные ангелы - хранители гуманности, кто противодействуют пагубной работе Тьмы, надевшей маску Света.
В заключительной фазе своего путешествия, Иллион почти умер от воздействий окружающей среды и был спасен в самый последний момент Мудрыми Отшельниками.
Отшельники - не какие-то «похитители душ» на сей раз, но сильные и мощные индивидуумы, сильные личности и все же действующие безлично - взяли на себя заботу обо мне. [...] С тех пор, как я оставил Подземный Город, странный трупный запах прицепился ко мне. Отшельники заметили запах, который, они сказали, возможно, был из-за магических операций, которыми часть оживляющих принципов моего физического тела отбиралась черными магами и затем разлагалась магическими методами с целью убийства меня. Они сказали, что, так как эти методы не преуспели в убийстве меня, мои враги вероятно убили себя в усилии. [...]
Я отчетливо понял, что чем больше человек приближается к полной индивидуализации, тем больше он ощущает свои обязанности перед Создателем, восходящей ветви жизни, и собой. [...] Епархия человека - действие. В этом мире материи, которая в действительности является полем битвы для огромной борьбы двух разных духовностей, немногие мудрые люди Тибета, кто является великими и динамические личностями сильной персонификации, все же действуя безлично, представляют своего рода телохранителей Создателя, который держит под контролем другой лагерь систематически работающих «уничтожителей» и «похитителей душ».
Я мог чувствовать их мысли. Они обладают мощью управлять силами Природы, но сама их природа предохраняет их от использования этих сил, если это не абсолютно необходимо в служении Создателю.

Заключительные комментарии Лары Найт-Ядчик

Читая представление выдержек из книга T. Иллиона: Темнота Над Тибетом, я надеюсь, что читатель достаточно заинтригован, чтобы купить экземпляр, чтобы наслаждаться деталями. Имейте в виду то, что сказали Кассиопеяне : «Это - маскировка для передачи истин духовного характера, также как описания реалий 4-ой плотности». И позвольте мне теперь поделиться цитатой от другого читателя:
Кажется, это факт, что есть люди, кто как пчелы активно работают, пряча из виду все, что фактически содержит некоторые важные истины. Есть многие такие типы в е-группах, которые обсуждают метафизические вещи. Есть разные степени понимания у тех, кто делают это, некоторые - просто каналы нападения через свое запутанное мышление и имеют подключения, которые влияют на их поведение, другие вполне ощущают то, что они делают. Термин для этого часто называется «контролируемый ущерб».
Как Вы без сомнения знаете, много этого происходит вокруг темы НЛО и есть группы типа Птичий вольер (The Aviary), с высокопоставленным связями в правительстве и разведке, сама причина существования которых состоит в том, чтобы распространять дезинформацию, путать и искажать восприятие публикой метафизических фактов, с которыми мы сталкиваемся.
Было открыто, что люди типа Дэна Винтера, Мейнарда Моста, Мелхиседека, и других, являются просто искушенными мошенниками, кто продают змеиное масло (материал, который фактически ограждает людей от правды, и поощряет ориентацию на СС) завернутое в пушистые пакеты нью-эйджевского спасения планеты через действия «Любви и Света».
Вы много работаете на сайте Cassiopaea, чтобы раскрыть методы таких типов, и паттерны проявляются. Новый язык развивается по мере того, как мы обнаруживаем и начинаем понимать значения таких слов как «коинтелпро» и «психопат» - те, кто действуют как агенты матрицы, чтобы продвигать цели, задача которых, кажется, негласный план 4D игры.
Да, пока это кажется минным полем, но многие из нас просматривают ландшафт подобно Шерлоку Холмсу, ищущему улики. Гитлер когда-то сказал, что чем больше ложь, тем вероятнее люди поверят в нее, и что большинство людей достаточно честны, и не представляют, что другие делают то, чего они не могут делать, так что такими честными людьми легко управлять. Это напоминает, что нами долгое время управляют СС 4D существа и их 3D агенты, те, кто сознательно присоединяются к Тьме, чтобы продвигать цели СС, которые удовлетворяют их, где они имеют высокие позиции в иерархических организациях типа «сохраним мир/нью-эйдж/новый мировой порядок» .
Люди подобные Мосту и Винтеру участвуют в «исправлении земной решетки» и ритуальной магии, основанной на Енохианской/священной геометрии, чтобы ввести сущности типа спасителей. Конечно, заявлено, что разговор идет об ангелах и существах света, которые, как предполагается, на нашей стороне, но такие проявления, кажется, были, по всей истории, очень искушенной установкой обманывать нас. Существа СД 4й плотности не вмешиваются, и подобные Кассиопеянам не появляются как спасители, но поощряют нас использовать наше сознание, чтобы продумать все эти вещи.
Мы все были обмануты различными способами, и многие священные коровы падают со своих пьедесталов, по мере нашего раскрытия реальной правды нашей истории и неудобных истин, что были придуманыо настроены для нас. [Читатель, пожелавший остаться анонимным]


ОТ СЕБЯ. Я не ожидал найти такого материала - то есть саму такую книгу, если ничего не искажено Ларой. Надо бы разыскать и прочесть ее даже на английском. Ведь о Тибете я читал в основном все в нейтральном ключе, по крайней мере - не включал его в "места тьмы". Конечно сама книга может оказаться попыткой тьмы очернить Тибет. Но надо в любом случае знать разные стороны...Учение Блаватской и Рерихов меня духовно не питали никогда, их "духовная энергетика" мне антипатична, а ведь одни из ее главных истоков - Тибет.

http://simionow.narod.ru/DoT.html


Кроме вышеизложенного материала в ссылке много других комментариев и цитат из других источников, некоторый параллельный анализ, конечно, в первую очередь с "посланиями кассиопеян".
"К высотам!" © Григорий Палама, последние слова.
Спасибо Вам большое за вопросы, без них я ничего из того что написал сегодня не знал.(с) Ne_On
Страницы: 1